1-й аят из 3
Воспроизвести
Оригинал
إِذَا جَاءَ نَصْرُ اللَّهِ وَالْفَتْحُ
'иżаˑ дж‍аˑ‍'a нaҫру a‍л-лaӽ‍и вa a‍љ-фaтх‍у
Когда придёт помощь Аллаха и победа

Имам Садик, да будет мир с ним, сказал: «Первым Посланнику Аллаха, да благословит Аллах его и его род, [из Корана] было ниспослано: „Именем Аллаха, Всемилостивейшего, Милостивого! Читай именем Господа твоего, Который сотворил“ (96:1), а последним: „Когда придёт помощь Аллаха и победа…“» (Аль-Кулейни, «Аль-Кафи», т. 2, с. 628)

Ибн Аббас сообщил: «Когда Посланник Аллаха, да благословит Аллах его и его род, прибыл в Мекку, то отказался войти в дом, в котором находились идолы. Он повелел вынести их. Тогда было вынесено изображение Ибрахима и Исмаила, да будет мир с ними, на котором они были нарисованы держащими в руках стрелы для гадания. Тогда Пророк, да благословит Аллах его и его род, заявил: „Да погубит их Аллах! Они ведь знали, что Ибрахим и Исмаил никогда не определяли долю по этим стрелам!“» (Аль-Хувейзи, «Нур ас-сакалейн», т. 8, с. 350—351)

Ибн Масуд передал, что, когда Пророк Мухаммад, да благословит Аллах его и его род, вошёл в Мекку, то обнаружил рядом с Запретным домом триста шестьдесят истуканов. Он стал бить их палкой, произнося следующие аяты: «Пришла истина, и не явит ложь [ничего, сотворив что-либо], и не вернёт [к жизни]!» (34:49) и «Пришла истина, и сгинула ложь: поистине, ложь была [всегда обречена на] погибель!» (17:81) (Аль-Хувейзи, «Нур ас-сакалейн», т.8, с. 350)

Среди условий худейбийского договора, заключённого между Пророком Мухаммадом, да благословит Аллах его и его род, и курейшитами, было предоставление возможности племенам заключать союзы с той стороной, с которой они пожелают. Члены племени Хузаа заключили союз с Посланником Аллаха, да благословит Аллах его и его род, а племя Бану Бакр — с курейшитами. Между Хузаа и Бану Бакр уже долгое время была вражда, которая в итоге привела к сражению. Курейшиты поддержали Бану Бакр оружием, а некоторые из них — Икрима ибн Абу Джахль и Сухейль ибн Амр — под покровом ночи приняли в битве непосредственное участие.

Тогда Амр ибн Салим аль-Хузаи направился к Посланнику Аллаха, да благословит Аллах его и его род, в Медину. Он встретил Пророка в мечети вместе с людьми. Подойдя к его светлости и встав перед ним, Амр прочитал следующий стих: «О Аллах! Я заклинаю Мухаммада — нашего союзника и давнего союзника нашего отца! Курейшиты попрали договор с тобой и нарушили завет! И убивали нас кланящимися в пояс и падающими ниц!» Посланник Аллаха, да благословит Аллах его и его род, сказал: «Достаточно, Амр!» Затем он встал и отправился в дом Маймуны. Он сказал ей: «Налей мне воды», после чего стал совершать полное омовение, говоря: «Не будет мне оказана помощь, если я не помогу сыновьям Кааба!» — имея в виду группу людей, с которыми прибыл Амр ибн Салим.

Через некоторое время к Пророку, да благословит Аллах его и его род, прибыл Будейль ибн Варака аль-Хузаи вместе с некоторыми другими представителями племени Хузаа. Они сообщили Мухаммаду о своей беде и о поддержке курейшитов, которую те оказали племени Бану Бакр. После этого Будейль со своими людьми покинул Пророка и отправился обратно в Мекку. А за некоторое время до этого его светлость сказал своим сподвижникам: «Вы словно уже видите Абу Суфьяна, который пришёл подтвердить договор и продлить его срок… По пути он встретит Будейля ибн Вараку». И группа Будейля ибн Вараки действительно встретила Абу Суфьяна, которого к Пророку отправили курейшиты, в местности Усфан. Абу Суфьян спросил Будейля: «Откуда это ты возвращаешься?» Тот ответил: «Мы были на побережье и посетили ту долину». Абу Суфьян спросил: «Разве ты не заходил к Мухаммаду?» Будейль ответил: «Нет». Когда он ушёл, Абу Суфьян произнёс: «Если он был в Медине, то наверняка его верблюдица поела тамошних семян», после чего подошёл к месту, где останавливалась верблюдица Будейля, взял её помёт, раскрошил и увидел в нём семена. Тогда Абу Суфьян воскликнул: «Клянусь Аллахом, он точно был у Мухаммада!»

Затем он продолжил свой путь и прибыл к Посланнику Аллаха, да благословит Аллах его и его род. Он сказал ему: «О Мухаммад! Сохрани жизнь своим людям — примири курейшитов и продли срок договора!» На это Пророк ответил: «Разве вы предали нас, Абу Суфьян?» Тот ответил: «Нет». Тогда Пророк произнёс: «В таком случае мы продолжаем следовать тому, на чём условились». Абу Суфьян вышел от него и, встретив Абу Бакра, сказал ему: «Примири курейшитов!» Абу Бакр ответил: «Горе тебе! Разве кто-то станет примирять людей вопреки Посланнику Аллаха?» Оставив его, Абу Суфьян встретил Умара ибн Хаттаба, реакция которого была схожей. После этого Абу Суфьян вошёл в дом к Умм Хабибе и хотел сесть на её постель, но она поспешила её собрать. Он сказал Умм Хабибе: «Доченька, неужели ты от меня отстраняешься?» В ответ на это она сказала: «Да! Ведь здесь постель Посланника Аллаха! Не будет такого, что на неё сядешь ты, языческая скверна!» Тогда Абу Суфьян пришёл к Фатиме, да будет мир с ней, и сказал ей: «О дочь господина арабов! Примири курейшитов и продли срок договора, благодаря чему ты станешь благороднейшей госпожой среди людей». Но Фатима ответила: «Я вместе с Посланником Аллаха». Абу Суфьян спросил: «Не прикажешь ли ты своим сыновьям примирить курейшитов?» Она ответила: «Ей-Богу, они ещё не достигли такого возраста, чтобы мирить курейшитов, и ни один не станет заключать мир вопреки решению Посланника Аллаха!» Тогда Абу Суфьян обратился к Али ибн Абу Талибу, да будет мир с ним, и сказал ему: «Абу Хасан! Видать, дела мои плохи… Дашь ли ты мне совет?» Али ответил: «Ты — шейх курейшитов. Встань у двери мечети и попробуй примирить людей, а затем вернись на свою землю». Абу Суфьян поинтересовался: «И ты думаешь, что это мне чем-то поможет?» Повелитель верующих ответил: «Нет, клянусь Аллахом! Однако у меня нет для тебя другого варианта». Тогда Абу Суфьян направился к мечети. Достигнув её, он воскликнул: «О люди! Я объявляю мир среди курейшитов!», после чего сел на своего верблюда и отправился восвояси. Когда же Абу Суфьян вернулся в Мекку, курейшиты спросили его: «С чем пожаловал?» Поведав о случившемся, он услышал от них: «Да, Али ибн Абу Талиб поигрался с тобой… Вот только нам с этого нет никакого прока!» Абу Суфьян ответил: «Клянусь Аллахом, я не мог сделать ничего другого!»

Тем временем Посланник Аллаха, да благословит Аллах его и его род, повелел готовиться к походу на Мекку. Он произнёс: «О Аллах! Не дай им узнать об этом, чтобы мы могли застать их врасплох на их земле!» Но Хатыб ибн Бальта написал курейшитам письмо о готовящемся походе. Об этом Пророку явилась весть с небес. Тогда он отправил Али, да будет мир с ним, и Зубейра, чтобы те перехватили женщину, которой было поручено доставить письмо. Эту женщину звали София. Она спрятала письмо Хатыба в своих волосах. Когда же Али и Зубейр настигли её, Али спросил: «Где письмо?» София ответила: «У меня ничего нет!» Тогда они обыскали её, но ничего не нашли. Зубейр сказал: «Я ничего у неё не вижу». На это Али воскликнул: «Клянусь Аллахом, Посланник Аллаха не солгал нам, и не солгал он на Джабраила, и не солгал Джабраил на Всевышнего Аллаха! Ей-Богу, если ты не покажешь мне письмо, я принесу Посланнику Аллаха твою голову!» Тогда София сказала: «Отойдите от меня, чтобы я могла достать его», после чего достала его из своих волос. Взяв письмо, Али, да будет мир с ним, явился с ним к Посланнику Аллаха, да благословит Аллах его и его род. Пророк спросил Хатыба: «Что это, Хатыб?» Тот ответил: «Посланник Аллаха, ей-Богу, я не из лицемеров, и я не менял своей религии, однако моя семья в Мекке! Они написали мне письмо о том, что курейшиты обходятся с ними достойно. И я лишь хотел отблагодарить курейшитов за это». Тогда Аллах ниспослал: «О те, которые уверовали! Не берите врага Моего и врага вашего [себе] в друзья! Проявляете вы к ним любовь, в то время как не уверовали они в истину, что пришла вам. Изгоняют они Посланника и вас за то, что веруете вы в Аллаха, Господа вашего. Если вышли вы для сражения на пути Моём и [чтобы] снискать довольство Моё, [то не водите дружбы с ними]. Утаиваете вы к ним любовь, в то время как Я — более Знающий о том, что скрывали вы и что являли. И кто из вас сделает это, то ведь сбился он с ровного пути. Если найдут они [и настигнут] вас, то будут вам врагами и протянут к вам руки свои и языки со злом, и хотели бы они, чтобы не веровали вы [в истину]. Не принесут вам пользы [ни] родственники ваши, ни дети ваши. В день Воскрешения [Господь] разделит [и рассудит] вас. И Аллах то, что совершаете вы, Видящий!» (60:1, 2, 3).

Затем, десятого числа месяца Рамадан, оставив наместником Абу Зарра аль-Гифари, Посланник Аллаха, да благословит Аллах его и его род, выступил в Мекку вместе с десятью тысячами мусульман и примерно четырьмя сотнями всадников. В этом походе приняли участие все мухаджиры и ансары. В местности Ник аль-Укаб, расположенной между Меккой и Мединой, Посланника Аллаха встретили Абу Суфьян ибн Харис ибн Абд аль-Мутталиб и Абд-Аллах ибн Умеййа ибн аль-Мугира. Они попросили разрешения войти к нему, но Пророк отказал. Тогда Умм Саляма обратилась к нему и сказала: «О Посланник Аллаха! Один из них — сын твоего дяди, а другой — сын твоей тёти и твой шурин». На это Мухаммад, да благословит Аллах его и его род, сказал: «И к чему они мне? Что касается сына моего дяди, то он опорочил мою честь. А что до шурина, то ведь это он сказал мне в Мекке: „Не поверим мы тебе, пока не исторгнешь нам из земли [этой сухой] источник [неиссякаемый], или [пока не] будет у тебя сад с пальмами и виноградом и [пока не] велишь течь [потокам] рек между ними течением [полноводным], или [пока не] обрушишь небо, как полагаешь, на нас кусками, или [пока не] приведёшь Аллаха и ангелов, [которые предстанут] пред нами, или [пока не] будет у тебя дома из украшений [золотых], или [пока не] поднимешься ты на небо. Но не уверуем мы и в восхождение твоё, пока не ниспошлёшь нам книгу, которую прочитаем“ (17:90, 91, 92, 93)».

Когда же Абу Суфьян ибн Харис и Абд-Аллах ибн Умеййа узнали о том, что Пророк не желает их видеть, Абу Суфьян сказал: «Клянусь Аллахом, он либо позволит мне войти, либо я возьму своего сына за руку и уйду в пустыню умирать вместе с ним от голода и жажды!» Узнав об этом, Пророк сжалился и разрешил им войти. Посетив его, эти двое приняли ислам. Посланник Аллаха, да благословит Аллах его и его род, остановился в месте под названием Марр аз-Захран. Никаких вестей о нём до курейшитов не доходило. В ту же ночь Абу Суфьян ибн Харб, Хаким ибн Хузам и Будейль ибн Варака выступили с целью разузнать обстановку. Аббас ибн Абд аль-Мутталиб сказал Лябиду: «Это утро не сулит курейшитам ничего хорошего. Ей-Богу, если Посланник Аллаха неожиданно атакует их в Мекке, их настигнет погибель!» После этого он, сев на мулицу Посланника Аллаха, отправился в местность Арак, говоря: «Я еду в Арак, надеясь, что встречу человека, вышедшего набрать дров или же за молоком, или встречу кого-то, входящего в Мекку, кто рассказал бы её жителям, где сейчас Посланник Аллаха, чтобы они отправились к нему и попросили у него пощады».

Аббас продолжил: «И вот так я скитался в Араке, преследуя свою цель, как вдруг услышал голоса Абу Суфьяна, Хакима ибн Хузама и Будейля ибн Вараки. Абу Суфьян сказал: «Ей-Богу, я никогда не видел столько костров, как сегодня!» Будейль сказал: «Это костры племени Хузаа». Абу Суфьян возразил: «Хузаа бы на такое не хватило!» Тогда я обратился к Абу Суфьяну и сказал: «Абу Ханзаля!» «Абу аль-Фадль?» — крикнув, переспросил он. Я ответил: «Да!» Абу Суфьян спросил: «Да будут выкупом за тебя мои отец и мать! Какие новости?» Я ответил: «Посланник Аллаха пришёл к тебе с такой армией, против которой у тебя — ничего: десять тысяч мусульман!» Он спросил: «Что же ты прикажешь мне делать?» Я ответил: «Садись позади меня на эту мулицу и поедем просить у Посланника Аллаха для тебя пощады, ибо иначе, попадись ты ему, он обязательно отрубит тебе голову!» Абу Суфьян присоединился ко мне, и я повёз его к Посланнику Аллаха, да благословит Аллах его и его род. Всякий раз, как мы проезжали мимо одного из костров лагеря, мусульмане говорили: «Да это же дядя Посланника Аллаха едет на мулице Посланника Аллаха!» Когда мы проехали мимо костра Умара ибн Хаттаба, тот воскликнул: «Абу Суфьян! Хвала Аллаху, который привёл тебя к нам без обещаний и договоров!», после чего в спешке направился к Пророку. Я стал гнать мулицу и опередил его у палатки Посланника Аллаха, насколько это было возможно. Войдя в палатку, Умар сказал: «О Посланник Аллаха! Аллах привёл к нам своего врага Абу Суфьяна без всяких обещаний и договоров! Позволь же мне отрубить ему голову…» Однако я возразил: «О Посланник Аллаха! Абу Суфьян под моей защитой», после чего сел к Посланнику, взял его за голову и сказал: «Сегодня вести беседы с ним буду только я!» Однако Умар стал много говорить на этот счёт, и я возразил: «Не спеши, Умар! Ты ведёшь себя так лишь потому, что Абу Суфьян из рода Абд Манафа. Будь он из потомков Ади ибн Кааба, стал бы ты говорить это?» Умар ответил: «Это ты подожди! Ей-Богу, принятие ислама тобой было для меня любимей, чем если бы ислам принял мой отец!» В этот момент Посланник Аллаха, да благословит Аллах его и его род, сказал мне: «Идите. Я дал ему безопасность до завтрашнего утра, когда вы придёте ко мне».

Когда же на следующее утро мы пришли к нему, он сказал Абу Суфьяну: «Горе тебе, Абу Суфьян! Не настало ль время знать, что нет бога, кроме Аллаха?» Тот ответил: «Да будут мои отец и мать выкупом за тебя! Как же ты обходителен, благороден, милостив и терпелив! Ей-Богу, я так и подумал, что если бы помимо Аллаха были другие божества, то они бы помогли в день Бадра и Ухуда…» Посланник Аллаха, да благословит Аллах его и его род, сказал: «Горе тебе, Абу Суфьян! Не настало ль время знать, что я — Посланник Аллаха?» Абу Суфьян ответил: «Да будут мои отец и мать выкупом за тебя. Насчёт этого в сердце всё ещё есть сомнение…» Я воскликнул: «Горе тебе! Засвидетельствуй истину, пока голова не слетела с плеч!» И Абу Суфьян произнёс свидетельства веры. После этого Пророк, да благословит Аллах его и его род, сказал: «Отправляйся, Аббас! И держи Абу Суфьяна возле узкого прохода, чтобы мимо него прошли воинства Аллаха». Я отправился с Абу Суфьяном и держал его возле узкого прохода рядом с руслом пересохшей реки. Мимо него проходили племена одно за другим, а он только успевал спрашивать: «Кто они? А кто эти?», а я отвечал: «Аслям, Джухейна и такие-то». Это продолжалось до тех пор, пока мимо нас не проехал сам Посланник Аллаха, да благословит Аллах его и его род, в зелёном отряде мухаджиров и ансаров, закованных в железные доспехи так, что виднелись лишь их глаза. Абу Суфьян спросил: «Кто это, Абу аль-Фадль?» Я ответил: «Это — Посланник Аллаха, да благословит Аллах его и его род, вместе с мухаджирами и ансарами». Он сказал: «Сын твоего брата обрёл великое царство, Абу аль-Фадль! В ответ я произнёс: „Горе тебе! Это ведь пророчество!“ „Да, в таком случае“, — согласился Абу Суфьян.

Тем временем Хаким ибн Хузам и Будейль ибн Варака явились к Посланнику Аллаха, да благословит Аллах его и его род, приняли ислам и принесли ему присягу. Тогда он отправил их в Мекку призывать курейшитов к исламу и велел им сказать: „Тот, кто войдёт в дом Абу Суфьяна, находящийся на возвышенности Мекки, будет в безопасности. И тот, кто войдёт в дом Хакима, находящийся в низине Мекки, будет в безопасности. И тот, кто закроет свою дверь и удержит свою руку [от кровопролития], будет в безопасности“».

Когда Абу Суфьян и Хаким покинули Пророка, да благословит Аллах его и его род, направляясь в Мекку, вслед за ними он отправил Зубейра, назначив его командиром конницы и велев ему водрузить своё знамя на самой высшей точке в Мекке на горе Аль-Хаджун. Посланник Аллаха велел Зубейру: «Не уходи оттуда, пока я не приду к тебе!»

Затем Пророк, да благословит Аллах его и его род, сам вошёл в Мекку и разбил в ней лагерь. Он послал Саада ибн Убаду вместе с отрядом ансаров, а также Халида ибн Валида вместе с принявшими ислам членами племён Кадаа и Бану Салим и велел ему зайти с нижней части Мекки и водрузить знамя перед домами. И всем им Пророк, да благословит Аллах его и его род, приказал не сражаться ни с кем, за исключением тех, кто сам начнёт сражаться с ними. Однако он велел убить четверых: Саада ибн Абу Сарха, Хувейриса ибн Нуфейля, Абд-Аллаха ибн Хаталя и Макиса ибн Сабабу. Вдобавок к ним Посланник Аллаха, да благословит Аллах его и его род, велел убить двух певиц, которые высмеивали и поносили его в своих песнях. Пророк сказал: «Убейте их, даже если они схватятся за покровы Каабы!» Али ибн Абу Талиб, да будет мир с ним, убил Хувейриса ибн Нуфейля и одну из певиц — другой же удалось сбежать. Затем он убил Макиса ибн Субабу на рынке и настиг Абд-Аллаха ибн Хаталя, который держался за покровы Каабы. В этот миг в его сторону устремились Аммар ибн Ясир и Саид ибн Харис. Харис обогнал Аммара и убил ибн Хаталя. Тогда Абу Суфьян подбежал к Посланнику Аллаха, да благословит Аллах его и его род, поцеловал его стремя и сказал: «Да будут мои отец и мать выкупом за тебя! Ты слышишь, что говорит Саад? Он говорит: „Настал день битвы! Сегодня женщины будут взяты в плен!“» Пророк, да благословит Аллах его и его род, сказал Али, да будет мир с ним: «Догони Саада и забери у него знамя. Пусть ты будешь его носителем. И воздвигни его мягко». Али забрал у Саада знамя и сделал то, что ему было приказано.

Когда же Посланник Аллаха, да благословит Аллах его и его род, вступил в Мекку, курейшитские богатыри зашли в Каабу, полагая, что им не уйти от меча. Тогда Пророк явился к Каабе и, встав у её двери, произнёс: «Нет бога, кроме Аллаха, Един Он! Он выполнил Своё обещание и оказал помощь Своему рабу, и Сам разгромил сонмы. Поистине, всё, что служило предметом для гордости [во время джахилии, будь то] имущество или кровь, — под моими ногами, кроме служения дому и поения паломников, потому что эти две службы возвращаются к тем, кто их нёс. Поистине, Мекка — запретна! Её запретил Аллах. Она не была дозволена кому-либо до меня, не была дозволена мне, кроме как на протяжении некоторого времени днём, и будет запретной вплоть до Судного дня. Её трава не скашивается, её деревья не срезаются, её дичь не пугается. И не разрешается поднимать упавшие утраченные вещи, если только человек не собирается сообщить людям о найденном и вернуть вещь хозяину». Затем Посланник Аллаха, да благословит Аллах его и его род, сказал: «Да, плохими же вы оказались соседями Пророку! Вы обвиняли во лжи, изгоняли, мучали, а после, не удовлетворившись этим, пришли ко мне на мою землю и сражались со мной. Идите же, поистине, вы — отпущенники!» И тогда люди вышли из Каабы, словно их воскресили и вывели из могил, и приняли ислам. Аллах, Пречист Он, дал власть над ними посредством силы. И они были трофеем Посланника Аллаха, да благословит Аллах его и его род, посему жители Мекки и были названы «отпущенниками».

Затем к Пророку пришёл Ибн аз-Забари и прочитал следующий стих: «О Посланник Аллаха! Устами своими исправляю я то, что погубил, будучи пропавшим! Я состязался в бесчинстве с шайтаном, а ведь сгинул тот, кто склонился к сему пути! Мои плоть и кровь уверовали в Господа, а затем душа моя свидетельствует, что ты — напоминающий!» (Аль-Хувейзи, «Нур ас-сакалейн», т. 7, с. 337—338; т. 8, с. 345—350; Али ибн Ибрахим аль-Кумми, «Ат-Тафсир», т. 2, с. 595).