1-й аят из 4
Воспроизвести
Оригинал
قُلْ هُوَ اللَّهُ أَحَدٌ
ƙуљ ӽувa a‍л-лaӽ‍у 'ахa‍д‍ун
Скажи: «Он — Аллах Единый,

Имам Бакыр, да будет мир с ним, сказал: «Слово „Аллах“ (الله) означает Того, относительно Кого творения пребывают в замешательстве и не могут постичь Его природу и охватить познанием Его сущность. Арабы говорят: „Человек «алиха» (أَلِهَ)“ — то есть впал в замешательство относительно чего-либо и не смог охватить это своим познанием. Арабы также говорят: „Человек «валяха» (وَلَهَ)“ — то есть прибег к чему-то за защитой от того, чего он опасается» (Ас-Садук, «Ат-Таухид», с. 87).

Имам Али, да будет мир с ним, сказал, что эти слова являются описанием Аллаха (Ас-Садук, «Маани аль-ахбар», с. 140).

Передаётся, что Абу Хашим как-то сказал про себя: «Я желаю знать, что говорит Абу Мухаммад, да будет мир с ним, о Коране: сотворён ли он или нет. Ведь Коран — это не Аллах». Его светлость обратился к нему с вопросом: «Разве ты не знаешь о хадисе, который передан от Абу Абд-Аллаха, да будет мир с ним?» После чего он привёл этот хадис: «Когда была ниспослана сура „Скажи: «Он — Аллах Единый»“, Аллах сотворил для неё четыре тысячи крыльев. Каждый сонм ангелов, мимо которого она проходила, смиренно встречал её и говорил: „Таково описание Господа, Свят Он и Велик“» (Кутб ар-Раванди, «Аль-хараидж ва аль-джараих», т. 2, с. 686).

В длинном хадисе от Имама Казыма, да будет мир с ним, передано, что во время ночного путешествия Всевышний Аллах повелел Пророку Мухаммаду, да благословит Аллах его и его род, читать Его описание: «Именем Аллаха, Всемилостивейшего, Милостивого! Скажи: „Он — Аллах Единый, Аллах Самодостаточный…“» Затем Аллах перестал говорить, и Его Посланник произнёс этот аят. Тогда Господь повелел ему произнести: «…не родил Он [никого] и не был рождён, и не было [никогда] равного Ему никого!» После этих слов Всевышний больше ничего не сказал, и Пророк изрёк: «Таков Аллах — мой Господь! Таков Аллах — мой Господь! Таков Аллах — мой Господь!» (Ас-Садук, «Иляль аш-шараи», т. 2, с. 334)

Передаётся, что когда Имам Рида, да будет мир с ним, прочитывал этот аят, то говорил про себя: «Аллах — Един», а когда его светлость заканчивал чтение всей суры, то трижды произносил: «Таков Аллах — наш Господь» (Ас-Садук, «Уйун ахбар ар-Рида», т. 1, с. 196).

Имам Рида, да будет мир с ним, дал Мухаммаду ибн Убейду следующее наставление: «Скажи потомку Аббаса, чтобы он перестал говорить о единобожии и других вещах, и говорил с ними о том, что они знают, и оставил то, что они отвергают. Если тебя спросят о единобожии, то скажи так, как сказал Аллах, Свят Он и Велик: „Скажи: «Он — Аллах Единый, Аллах Самодостаточный; не родил Он [никого] и не был рождён, и не было [никогда] равного Ему никого!»“ (112:1, 2, 3, 4) Если же они спросят тебя о том, Каков Он, то ответь словами Аллаха, Свят Он и Велик: „Нет ничего, подобного Ему“ (42:11). А если они спросят тебя о слухе, то скажи в ответ то, что сказал Аллах: „И Он — Слышащий, Видящий!“ (42:11) Говори с людьми так, чтобы они понимали!» (Ас-Садук, «Ат-Таухид», с. 92—93)

Имам Бакыр, да будет мир с ним, сказал об этом аяте: «„Скажи“ — то есть объяви о том, что Мы внушили тебе и поведали о составлении букв, которые прочитали для тебя, дабы нашёл благодаря этому верный путь тот, „кто [внимательно] прислушивается [к назиданиям] и присутствует“ (50:37). „Он“ (ӽува · هُوَ) — имя, указывающее на отсутствующего. Буква ӽа' (ه) обращает внимание на утверждённый смысл, в то время как буква вав (و) указывает на скрытого от органов чувств, подобно тому, как слово „это“ (ӽаˑżаˑ · هَذَا) подразумевает нечто постижимое органами чувств. Поистине, неверующие говорили о своих божествах, используя местоимения, обозначающие познаваемое чувствами, постижимое. Они сказали: „Вот эти (ӽаˑżиӽи · هَذِهِ) — наши божества, ощущаемые и видимые взором. Укажи же нам, о Мухаммад, на твоего Бога, к которому ты призываешь, чтобы мы увидели его, постигли и не пребывали о нём в замешательстве!“ Тогда Аллах, Благословен Он и Возвышен, ниспослал: „Скажи: «Он — Аллах Единый»“. Буква ӽа' (ه) — подтверждение установленного, а буква вав (و) — указание на скрытого от взоров и органов чувств. Превыше Он этого! Однако Он — Постигающий взоры и Он — Создавший органы чувств» (Аль-Маджлиси, «Бихар аль-анвар», т. 3, с. 221; Ас-Садук, «Ат-Таухид», с. 85—86).

Во время битвы Джамаль к Имаму Али, да будет мир с ним, подошёл бедуин и сказал ему: «О повелитель верующих! Говоришь ли ты, что Аллах — Один?» Тогда люди вокруг стали упрекать его, говоря: «Разве ты не видишь, бедуин, что Повелитель верующих сейчас занят?» На что Имам возразил: «Перестаньте! Поистине, этот бедуин спрашивает как раз о том, чего мы и хотим от тех, с кем сражаемся…» После этого он обратился к нему со словами: «У высказывания „Аллах — Один“ есть четыре значения, два из которых не применимы к Аллаху, а два других являются утверждёнными в отношении Него. Недопустимо говорить, что Аллах — один, имея в виду количественный счёт, поскольку то, для чего нет второго, сосчитать невозможно. Ты же знаешь, что утверждающие, что „Аллах — третий из трёх“ (5:73) являются неверующими. Если кто-то скажет, что Аллах — один из людей, тем самым имея в виду то, что Он — представитель некого вида, относящегося к определённому роду, то это тоже недопустимо, ведь в этом заключается уподобление Аллаха другим вещам. Наш Господь, Свят Он и Велик, превыше этого! Что же касается тех смыслов, которые являются утверждёнными, то первый из них выражается так: Аллах — Один, поскольку среди вещей нет ничего похожего на Него. Наш Господь таков. Второй же из этих смыслов выражается в том, что Аллах — Един по смыслу, то есть не разделяется на части ни в бытии, ни в разуме, ни в воображении. И наш Господь таков» (Ас-Садук, «Ат-Таухид», с. 81).

Имам Садик, да будет мир с ним, рассказывал о том, что однажды иудеи попросили Пророка Мухаммада, да благословит Аллах его и его род, рассказать о «происхождении» Господа. Посланник Аллаха ждал три дня и не отвечал им, а затем была ниспослана сура «Скажи: „Он — Аллах Единый“» (Аль-Кулейни, «Аль-Кафи», т. 1, с. 91).

Имам Саджжад, да будет мир с ним, отвечая на вопрос о единобожии (ат-таухиду · التَّوْحِيدُ), сказал: «Воистину, Великий и Всемогущий Аллах знал, что в конце времён появятся люди, которые впадут в крайности, поэтому Всевышний Аллах ниспослал суру „Скажи: «Он — Аллах Единый…»“ и начальные аяты суры Аль-Хадид до слов „Он — Знающий о том, [что таится] в груди“ (57:6). И кто будет желать больше этого, тот погибнет» (Аль-Кулейни, «Аль-Кафи», т. 1, с. 91).

Имам Али, да будет мир с ним, сказал: «В ночь накануне сражения при Бадре мне приснился пророк Хидр, да будет мир с ним. Я спросил его, как одолеть врага. Он сказал: „Произноси: «О Он! О Тот, кроме Которого нет никого!» (йа ӽува йа ман ляˑ ӽува илля ӽува · يَا هُوَ يَا مَنْ لَا هُوَ إِلَّا هُوَ)“ Утром я рассказал свой сон Посланнику Аллаха, да благословит Аллах его и его род, и он сказал: „О Али! Ты узнал величайшее из имён [Аллаха]!“ Впредь в ходе сражения я всё время повторял эти слова».

Когда Аммар ибн Ясир услышал, как Повелитель верующих, да будет мир с ним, привычно произносит вслух эту фразу в битве при Сиффине, он спросил его о смысле этих слов. Его светлость ответил: «Это — Величайшее Имя [Аллаха] и основа единобожия» (Аль-Маджлиси, «Бихар аль-анвар», т. 3, с. 222).

Имам Бакыр, да будет мир с ним, сказал: «[Имя Аллаха] „Единый“ (аљ-'ахаду · اَلْأَحَدُ) означает Один, Уникальный. [Его имена] „Единственный“ (аљ-ваˑхиду · الْوَاحِدُ) и „Единый“ имеют один смысл: Аллах Уникален и не имеет Себе подобных, а единобожием является признание единства Аллаха, то есть Его уникальности. Единственный — значит отличный от всех вещей; Он не проистекает из чего-либо и ни с чем не сливается. Отсюда говорится, что начало счёта начинается с единицы, однако же сама единица не относится к счёту, ведь один не попадает под исчисление — под него попадают двое. Итак, смысл слова Всевышнего Аллаха „Единый“ означает Того, Кому поклоняются, постичь и охватить сущность Которого творения не могут, впадая в замешательство. Он уникален в своей Божественности и превыше того, чтобы иметь качества творений» (Аль-Маджлиси, «Бихар аль-анвар», т. 3, с. 222; Ас-Садук, «Ат-Таухид», с. 87).

Давуд ибн Касим аль-Джафари спросил Имама Джавада, да будет мир с ним, о смысле слова «Единый» (аљ-'ахаду · الْأحَدُ) в этом аяте. Его светлость ответил: «Тот, о единстве Которого единогласны. Разве ты не слышал слова Аллаха: „И если спросишь ты их: «Кто сотворил небеса и землю?», непременно скажут они: «Аллах»“ (39:38). И после этого они приписывают Ему сотоварища и супругу?!» (Аль-Хувейзи, «Нур ас-сакалейн», т. 8, с. 369)

Имам Рида, да будет мир с ним, сказал в своей проповеди о единобожии (ат-таухиду · التَّوْحِيدُ): «Аллах — Один, но не в значении числа» (Ас-Садук, «Ат-Таухид», с. 38).

Имам Али, да будет мир с ним, сказал: «„Он — Аллах Единый“ — не в значении числа» (Аль-Хувейзи, «Нур ас-сакалейн», т. 8, с. 369).

Имам Рида, да будет мир с ним, также сказал, отвечая на вопрос о том, почему обязательно познание и признание того, что Аллах — Един (аљ-'ахаду · اَلْأَحَدُ) и Единственен (аљ-ваˑхиду · الْوَاحِدُ): «На то есть ряд причин. Среди них то, что если это не было бы обязательным, то возникло бы допущение полагать, что устраивающих дела — двое или даже больше этого. Тогда творения не сумели бы найти своего Творца, поскольку каждый из людей пребывал бы в неведении относительно того, тому ли, кто его сотворил, он поклоняется и тому ли, кто повелел ему, он подчиняется. И не обладали бы они истинным убеждением в отношении своего Творца, и не утвердился бы для них приказ приказывающего и запрет запрещающего, и не был бы познан приказ, как он есть, и не был бы отличен запрещающий от других.

Среди причин этого также и то, что если бы богов было двое, то поклонение и подчинение одному из них не было в большей степени обязательным, чем поклонение и подчинение другому. Стало быть, можно подчиняться сотоварищу и не подчиняться Аллаху, а это — неверие в Аллаха, во все Его Писания и во всех Его посланников, да будет мир с ними всеми, а также признание всякой кривды и отказ от всякой правды; дозволение всего, что запрещено и запрет всего, что разрешено; совершение всякого ослушания и оставления всего, что относится к подчинению Аллаху; дозволение всех видов нечестия и сведение на нет всякой истины.

Среди причин этого также и то, что если бы богов было двое, то Иблис мог бы утверждать, что он — второй, чтобы тем самым противиться любым решениям Аллаха и завлекать людей к самому себе. В этом заключается величайшее неверие и самое страшное лицемерие» (Ас-Садук, «Уйун ахбар ар-Рида», т. 2, с. 109—110).

Имам Рида, да будет мир с ним, сказал: «Аллах — Проницательный (аљ-ляҭыˑфу · اللَّطِيفُ), Ведающий (аљ-ẋабиˑру · الْخَبِيرُ), Слышащий (ас-самиˑ՝у · السَّمِيعُ), Видящий (аљ-баҫыˑру · الْبَصِيرُ), Единственный (аљ-ваˑхиду · الْوَاحِدِ), Единый (аљ-'ахаду · الْأحَدُ), Самодостаточный (аҫ-ҫамаду · الصَّمَدُ). „Не родил Он [никого] и не был рождён, и не было [никогда] равного Ему никого!“ (112:3, 4) Если бы Он был таким, как говорят уподобляющие, то невозможно было бы отличить творение от творца и созданное от создателя. Однако Он, Создатель, разделил между теми, кому придал тела и образы и кого сотворил, ведь не подобна Ему ни одна вещь и Он не подобен ни одной вещи».

Передатчик по имени Фатх сказал: «Всё так, да сделает Аллах меня жертвой за тебя! Но ты сказал, что Аллах — Един (аљ-'ахаду · الْأحَدُ) и Самодостаточен (аҫ-ҫамаду · الصَّمَدُ), и что Ему не подобна ни одна вещь. Однако Аллах — Един, и человек — един. Разве их единичность не подобна?» Его светлость ответил ему: «О Фатх! Ты говоришь о невозможном. Да укрепит тебя Аллах! Поистине, уподобление бывает в смыслах, а что до имён, то они одни и указывают на того, кто ими именуется. Смысл высказывания „человек — един“ сводится к тому, что некая личность одна, а не две. Сам же по себе человек не является единым: его конечности и цвета различны. Тот же, чьи конечности и цвета различны, — не един, но состоит из разных частей, которые не являются одним и тем же. Кровь человека — это не то же самое, что его плоть; артерии — это не то же самое, что сухожилия; волосы — это не то же самое, что кожа, а зрачок — это не то же самое, что белок. И то же самое относится ко всем остальным творениям. Итак, человек называется „единым“, но по смыслу он не един. Аллах же — Един, и нет единого, кроме Него. В Нём нет расхождений, различий, излишеств и недостатков. А человек — творение — составлен из разнообразных частей и различных веществ, однако всё это, будучи собранным вместе, может считаться чем-то одним». Передатчик ответил: «Да буду я жертвой за тебя! Ты облегчил мне, да облегчит Аллах тебе!» (Аль-Кулейни, «Аль-Кафи», т. 1, с. 118—119)

Шейх Садук писал, что имена Аллаха «Единственный» (аљ-ваˑхиду · الْوَاحِدُ) и «Единый» (аљ-'ахаду · اَلْأَحَدُ) говорят о том, что Аллах — Един в Своей сущности, не имеет никаких частей и никак не делим. Напротив, отличие одних вещей от других и разница между ними — есть знамение Его Единственности. Другой смысл этих имён заключается в том, что нет ничего равного или подобного Аллаху, и что у Него нет сотоварищей (Ас-Садук, «Ат-Таухид», с. 190—191).

Бази ибн Амру передал, что видел, как Имам Бакыр, да будет мир с ним, ел пищу из тарелки, в центре которой был написан жёлтым цветом этот аят (Аль-Кулейни, «Аль-Кафи», т. 6, с. 298).