7-й аят из 200
Воспроизвести
Оригинал
هُوَ الَّذِي أَنزَلَ عَلَيْكَ الْكِتَابَ مِنْهُ آيَاتٌ مُّحْكَمَاتٌ هُنَّ أُمُّ الْكِتَابِ وَأُخَرُ مُتَشَابِهَاتٌ  ۖ فَأَمَّا الَّذِينَ فِي قُلُوبِهِمْ زَيْغٌ فَيَتَّبِعُونَ مَا تَشَابَهَ مِنْهُ ابْتِغَاءَ الْفِتْنَةِ وَابْتِغَاءَ تَأْوِيلِهِ  ۗ وَمَا يَعْلَمُ تَأْوِيلَهُ إِلَّا اللَّهُ  ۗ وَالرَّاسِخُونَ فِي الْعِلْمِ يَقُولُونَ آمَنَّا بِهِ كُلٌّ مِّنْ عِندِ رَبِّنَا  ۗ وَمَا يَذَّكَّرُ إِلَّا أُولُو الْأَلْبَابِ
ӽувa a‍љ-ляż‍иˑ 'a‍н‍зaля ՝алейкa a‍љ-кит‍аˑ‍бa минӽу '‍аˑ‍й‍аˑ‍ту‍н мухкaм‍аˑ‍тун ӽу‍нн‍a 'у‍мм‍у a‍љ-кит‍аˑ‍би вa 'уẋaру мутaшаˑбиӽ‍аˑ‍ту‍н фa'a‍мм‍аˑ a‍љ-ляż‍иˑ‍нa фиˑ ƙулюˑбиӽи‍м зaйгу‍н фaйaттaби՝‍уˑ‍нa маˑ тaшаˑбaӽ‍a минӽу a‍‍‍б‍тиг‍аˑ‍'a a‍љ-фитнaти вa a‍‍‍б‍тиг‍аˑ‍'a тa'виˑлиӽ‍и вa маˑ йa՝ляму тa'виˑлaӽ‍у 'илляˑ a‍л-лaӽ‍у вa a‍р-раˑсиẋ‍уˑ‍нa фиˑ a‍љ-՝иљми йaƙуˑл‍юˑ‍нa '‍аˑ‍мa‍нн‍аˑ биӽ‍и куллу‍н мин ՝и‍н‍ди рaббинаˑ вa маˑ йażżaккaру 'илл‍яˑ '‍уˑ‍луˑ a‍љ-'аљб‍аˑ‍б‍и
Он — Тот, Кто ниспослал тебе Писание. Среди его аятов [есть] твёрдые [по смыслу, однозначные] — они мать (суть) Писания — и [есть] другие, схожие [по смыслу, многозначные]. Что же до тех, у которых в сердце уклонение [от истины], — следуют они тому, что схоже [по смыслу] из него (Писания), желая [посеять] смуту и желая истолковать его [неверно]. И [никто] не знает толкования его, кроме Аллаха и крепких в знании, [которые] говорят: «Уверовали мы в него. Всё [это ниспослано] от Господа нашего». И не поминает [назидание никто], кроме обладающих разумом.

Имам Али, да будет мир с ним, сказал: «Одна его часть говорит за другую, и одна его часть свидетельствует о другой» (Сейид ар-Ради, «Нахдж аль-балага»).

Фудейль ибн Ясар спросил Имама Садыка, да будет мир с ним, о предании, в котором говорится: «„Нет такого аята в Коране, у которого не было бы внешнего и сокровенного смысла, и нет в нём ни одной буквы, у которой не было бы предела, а у всякого предела есть проявление“. В чём состоит смысл внешнего и внутреннего?» Его светлость ответил ему: «Внешнее его — это та форма, в какой он был ниспослан, а внутреннее его — это его толкование. Из толкования его есть уже явленное и такое, которому ещё предстоит явиться, следующее подобно следованию солнца и луны, и по мере явления очередного события является и толкование» (Аль-Айаши, «Тафсир»).

Имам Бакир, да будет мир с ним, сказал: «Мы, [Люди Дома Пророка, да благословит Аллах его и его род], — „ар-расихун фи-ль-ильм“ („крепкие в знании“), и мы знаем толкование его (Корана)» (Аль-Бахрани, «Аль-Бурхан», т. 2, с. 8).

Также Имам Бакир, да будет мир с ним, разъясняя данный аят, сказал: «Посланник Аллаха, да благословит Аллах его и его род, — лучший из крепких в знании. Аллах обучил его толкованию всего, что ниспосылал ему. Аллах не ниспосылал ему чего-либо, толкования чего не разъяснил бы ему. И его преемники после него знали толкование всего этого. А когда знающий говорит со знанием тем, кто не знает толкования этого, отвечает Аллах их словами: „Уверовали мы в него. Всё [это ниспослано] от Господа нашего“ (3:7). В Коране есть особые аяты и общие, ясные и иносказательные, отменяющие и отменённые, и твёрдые в знании знают их» (Аль-Кулейни, «Аль-Кафи», т. 1, с. 213).

Имам Хасан, да будет мир с ним, сказал: «С помощью разума можно стать добродетельным и заслужить награду и в этом, и в будущем мире. А человек, обделённый разумом, лишён всех этих благ» (Аль-Маджлиси, «Бихар аль-анвар», т. 75, с. 111).